Валюты

Меняем нефть на благовония: российские экспортеры не могут вывести из Индии выручку

Российский нефтегаз, лишившись доступа в Европу, развернулся, как известно, в Азию. Вот только на другом конце света сложная система движения капитала — вывести рупии и юани за внешний периметр проблематично. «Нефтефантики» можно только обменять на местный товар. В СССР их меняли на ароматы.

Екатерина Максимова

С недавних пор Индия стала доминирующим покупателем российской нефти, в определенные месяцы 2022 и 2023 годов опередив по объемам закупок даже Китай.  Из данных министерства торговли и промышленности Индии следует, что за год (с апреля 2022 года по январь 2023 года) товарооборот между РФ и Индией утроился и составил 39,8 млрд долларов (против 13,6 млрд долларов в 2021году).

Как заявил «Новым Известиям» профессор, доктор экономических наук Игорь Липсиц, в российско-индийской торговле уже формируется гигантский торговый дисбаланс. Индия рассчитывается с  экспортерами в своей национальной валюте, а вывести рупии из страны невозможно.  

Как уточнил главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов, доцент РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Алексей Громов, особенности финансового регулирования в Индии таковы, что любым зарубежным компаниям весьма проблематично просто так вывести рупии со счета, открытого в индийском банке. Аналогичная ситуация складывается и с китайским юанем.

«Можно продавать российскую нефть за юани, но в большинстве случаев  просто вывести юани и потом обналичить их в интересах вашей компании на международном финансовом рынке так просто не получится. Просто потому, что есть определенные обременения на использования валюты и на вывод  этой валюты из финансовой системы данных стран. В том числе и Индии.  — объясняет Громов. — Как правило, это обременение заключается в том, что заработанные средства можно хранить в банке. Либо закупать на них продукцию, услуги, технологии. Словом, все то, что производит индийская экономика. Это и есть одна из проблем, с которой традиционно сталкиваются экспортеры энергоресурсов, да и не только энергоресурсов, когда ставится вопрос о переходе расчетов в национальной валюте».

Вторая проблема, добавляет Громов —  это конвертация. «Даже если вы вывели рупии, то возникает вопрос: куда дальше их конвертировать. Индийская рупия не относится к числу максимально свободной конвертируемой валюты, как, например,  японская йена, не говоря о долларе и евро», — говорит Громов и добавляет, что  решить эту «головоломку» непосредственно с КНР гораздо проще. 

«Потому что сейчас основной объем недостающих нам технологий, продукции, промышленного оборудования мы покупаем как раз у китайских партнеров. И они имеют возможность поставлять нам практически все, что нужно. Способны заместить большую часть продукции, которую мы закупали у западных стран (бывших партнеров). В Индии с этим сложнее», — добавил он. 

Директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев напоминает, что такая особенность взаиморасчетов с Индией существовала всегда, а в эпоху Советского Союза счет шел не в нашу пользу. 

«Эта проблема довольно старая, в советские времена существовал двухсторонний клиринг, рассчитывались в национальных валютах. И тогда образовывался большой профицит, который мы не могли никуда «пришить», так как валюта замкнутая, ее можно потратить только в этой же стране. Поэтому тогда урегулировали не очень выгодным для СССР способом: покупали все что есть. Один из одиозных примеров —  ароматические палочки. Товаров не было. Такая же проблема естественно, возникает и сейчас», — говорит Данильцев. 

«Учитывая то, что в течение года мы в разы нарастили поставки российских энергоносителей в Индию, можно сказать, что эта проблема уже начала прорисовываться и с каждым месяцем такой торговли она, конечно, будет нарастать. И нам нужно понимать, какие инструменты мы можем использовать, чтобы эта проблема перестала быть проблемой и работала во благо нашей экономики» — добавляет Алексей Громов.  

Шеф, все пропало

Кандидат экономических наук, финансовый аналитик Михаил Беляев считает, что российским экспортерам придется самим придумывать варианты. 

«Раз попали в такое положение, когда с ними рассчитываются в рупиях по независящим от них причинам, значит надо искать выход. Что-то покупать на нацвалюту в Индии. Или искать ту страну, которая согласна принимать рупии в расчетах, или конвертировать через банки. Либо настаивать на том, чтобы рассчитывались в рублях. Откуда их будут брать индусы — это уже их дело. Может, есть и смысл расширять свою деятельность в сторону импорта, закупать что-то в Индии и думать, где это продавать и за какую валюту. Это, конечно, скорее теория. — рассуждает Беляев. — Но это при плановой экономике экспортеры могли бы стоять и требовать от государства решения вопроса. А наш бизнес, несмотря на все их нытье, привык жить в абсолютно тепличных условиях. И чуть малейший сбой — тут же капризы, ай-ай, сделайте как было. Торгуете привилегированным товаром — нефтью, получаете колоссальные деньги и прибыль. Вот и должны искать выход из положения. Или давайте возвращаться к плановой экономике, директивной. Нефтяников сажать за зарплату директорами, чтоб выполняли спущенный план. И тогда ни дивидендов, ни яхт, ни личных самолетов». 

Как вариант, добавляет Александр Данильцев, можно еще инвестировать деньги в экономику Индии: «И получать прибыль. Или для себя что-то производить, то что нужно. Либо экспортировать в третьи страны». 

Игорь Липсиц добавляет, что советский вариант использовать рупии напрямую — для импорта товаров в Россию — маловероятен.

«Купить на «нефтерупии» что-то  для импорта в Россию не получается, потому что нет в Индии тех товаров, которые можно было бы в России продавать в больших объемах, да притом с выгодой. В результате торговля с Индией оказалась односторонней. То есть получилось, что нефтяные компании, в общем, отдали Индии нефть «за просто так», — говорит профессор Липсиц. 

Алексей Громов считает, что для решения этой проблемы нужно проработать данный вопрос с индийскими регуляторами, индийскими компаниями.

«Другими словами, надо упростить определенные финансовые требования к обращению таких средств, номинированных в рупиях. И надо просто подумать, каким образом наиболее эффективно использовать национальные валюты, которые не являются свободно конвертируемыми на мировом рынке», — полагает эксперт.  А раз индийская рупия не относится к числу максимально свободной конвертируемой валюты, добавляет он, популярность набирает валюта ближневосточных стран. 

В первую очередь —  дирхам. «И более либеральное финансовое законодательство ОАЭ как бы стимулирует наши компании зачастую осуществлять сделки именно в дирхамах. Причем дирхамы предлагаются в качестве валюты платежа и партнерам в той же Индии», — резюмировал Громов. 

Как сообщает Reuters, индийские потребители уже осваивают дирхам в расчетах. Некоторые базирующиеся в Дубае трейдеры, а также российские энергетические компании «Газпром» и «Роснефть» добиваются недолларовых платежей за определенные нишевые сорта российской нефти, которые в последние недели продавались по цене, превышающей $60 за баррель. Три индийских банка одобрили некоторые сделки, рассказали Reuters источники.

Но это  дополнительные траты. «Есть на рынке банки и посредники, которые конвертируют. У экспортеров и раньше присутствовали затраты, связанные с конвертацией, но в долларах и евро они были меньше. Просто сейчас им придется нести дополнительные затраты», — отмечает директор по стратегии ФГ «Финам» Ярослав Кабаков. 

Индийские благовония или лекарства?

Оценить, как изменился торговый баланс между Россией и Индией (как в количественном, так и финансовом выражении) пока невозможно. Эти данные со стороны российских регуляторов закрыты. А официальные данные из Нью-Дели приходят с большим опозданием. Детальной статистики по товарообороту нет не только за первые месяцы года, но даже за минувший 2022 год.  Известно лишь, что товарооборот достиг рекордные почти 40 млрд долларов.

При этом Индия экспортировала за это время в Россию товаров на 2,5 миллиарда долларов, а импортировала — на 37,3 миллиарда долларов. В результате дефицит торгового баланса Индии составил 34,8 миллиарда долларов.

Что касается экспорта нефти, то можно опираться на данные Bloomberg. Поставки, сообщает издание, рекордные. И если в конце прошлого года экспорт нефти и нефтепродуктов РФ в Индию составил 1,6 млн баррелей в сутки, то  в феврале 2023 года  увеличился  до потенциального максимума — 2 млн баррелей в сутки. 

«Россия продает нефть на индийские НПЗ, Индия взамен отправляет рупии. Но при том что Индия импортирует товаров на 4-5 млрд долларов в месяц, ее экспорт в Россию исчисляется сотнями миллионов, отмечают аналитики Deutsche Bank. Это хорошо видно на графике, опубликованном известным финансовым аналитиком Робином Бруксом в его Твиттере», — говорит Игорь Липсиц. 

До СВО, в 2021 году, товарооборот между РФ и Индией составил 13,6 млрд долларов (+47% к 2020 году). Экспорт из России превысил 9,2 млрд долларов, импорт из Индии куда скромнее — страна поставила  в Россию товаров на 4,4 млрд долларов. 

Россия отправляла через океан минеральные продукты, драгоценности, оборудование, каучук и бумагу.  Импорт из Индии держался на фармацевтической продукции (около 500 млн долларов). В РФ помимо лекарств везли также электротехническую продукцию и машины, оборудование, чай, кофе, пряности, текстиль. 

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»